Новости и события

 

 

Православие в Японии. Встреча с архимандритом Герасимом (Шевцовым).

Оцените материал
(0 голосов)

16 августа, после Божественной литургии, в актовом зале Воскресной школы храма свт. Николая (б. Камышовая) состоялась интересная встреча с гостями из Москвы насельником Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандритом Герасимом (Шевцовым) и студенткой иконописного факультета МДА гражданкой Японии Козуки Ватанабе.

Архимандрит Герасим и его духовная дочь совершая паломническую поездку по Югу России, по приглашению настоятеля храма протоиерея Сергия Фёдорова, посетили наш храм. Во время встречи архимандрит Герасим рассказал о становлении Православия в Японии, о деятельности на ниве просвещения японского народа равноапостольного Николая (Касаткина), архиепископа Японского, о жизни православных приходов в современной Японии.

После выступления архимандрит Герасим ответил на вопросы прихожан: о проблемах православного воспитания детей в России и Японии; о трудностях сохранения православной веры детьми и подростками в языческом социуме современной Японии; и др.

Справка. Архимандри́т Гера́сим (с миру Вита́лий Никола́евич Шевцо́в; род. 8 сентября 1971(1971-09-08), Москва) — священнослужитель Русской православной церкви, архимандрит, православный миссионер. В 2005 году, в ответ на обращение предстоятеля Японской православной церкви митрополита Токийского Даниила (Нусиро). с просьбой к священноначалию Московского патриархата об оказании содействия в возрождении монашеской жизни в Японии, решением Священного Синда Русской Православной Церкви от 16 июля 2005 года был направлен в юрисдикцию Японской православной церкви для устроения монашеского братства. 1 декабря 2005 года прибыл в Японию и с 2006 года возглавил монашеское братство, располагавшееся первоначально при Воскресенском соборе (Николай-до) в Токио.

В связи с тем, что митрополит Токийский и всей Японии Даниил и архиепископ Сендайский Серафим приняли решение отложить реализацию плана учреждения монастыря в Японии и предложили отозвать архимандрита Герасима (Шевцова), Священный Синод Русской православной церкви постановил завершить пребывание архимандрита Герасима (Шевцова) в Японии и направить его в распоряжение Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Справка. Козуки Ватанабе родилась в семье, где православная вера освящает жизнь уже четырех поколений. Ее родственники приняли Православие в начале ХХ века. Однако, Козуки крестилась только в возрасте 26 лет (в Крещении – Зоя). На творческом и жезненном пути Зои, по ее словам, происходило много чудесного, что способствовало возвращению, или, точнее сказать, личному открытию Православия.

Зоя — профессиональный скульптор и художник, в недавнем прошлом преподаватель на факультете изящных искусств в университете г. Осака. В период своей жизни в Токио, Зоя обратила внимание на внутренне несоответсвие православной канонам иконописной традиции ЯПЦ, укоренившейся в конце XIX столетия в работах Ямаситы Рин (в Крещении - Ирины, первой японской иконописицы, работавшей в западноевропейском стиле явно католической направленности); что ЯПЦ ничего нового не производит  в иконописном каноне. С тех пор Зоя начала искать выход из сложившейся ситуации, она хотела написать свою икону, которой нет в японских храмах. Ей пришлость столкнуться с косностью восприятия клириков ЯПЦ, считающих, что художественное виденье Ямаситы Рин, незыблемо.

В решении этой проблемы Зое помог духовный отец архимандрит Герасим (Шевцов). По благословению духовника Зоя поступила на Иконописный ф-т Москвской Духовной Академии в 2016 г., с целью возродить традиционную иконописную школу византийского и русского стилей в Японской Православной Церкви.

В процессе знакомства с иконописной традицией разных стран, Зое особенно полюбился Московский стиль 15-16 вв., спокойствие и простота которого,лишенная  украшетельства и перегрузки композиции, по мнению Зои, лучше всего передает идею духовного преображения человека: - "Икона - это окно в благоуханный мир Царствия Божия", сказала Зоя.

Страница Козуки Ватанабе. https://ru-ru.facebook.com/Kozuki-Watanabe-158567764202059/

 Справка. Ямасита Рин в 1876 году, победив в трудном конкурсе, поступила в Школу искусств при Технологическом колледже. В этой школе впервые в Японии было начато обучение европейской масляной живописи, преподавателем был приверженец барбизонской школы, итальянец Антонио Фонтанези, который оказал большое влияние на формирование таланта Рин. Из сохранившейся ведомости известно, что она была превосходно успевающей ученицей. В этой школе она подружилась с Масако Ямамура, горячо верующей православной девушкой, которая в свою очередь представила Рин святителю Николаю Японскому. Встреча эта оказалась судьбоносной, и в 1878 году она крестилась с именем Ирина. Одной из первых ее работ на религиозную тему был эскиз к обложке журнала «Сэйкё симпо» («Православный вестник»), который издавала православная миссия в Токио.

В 1879 году отец Николай был в России и договорился о стажировке для японки в иконописной мастерской Новодевичьего Воскресенского монастыря в Петербурге, имея в виду подругу Рин – Масако. Но та вышла замуж, и случилось так, что вместо подруги поехала Рин. Путь пролегал по морю через Индийский океан, Суэцкий канал, Средиземное море, Черное море. По дороге она посетила храм Софии в Константинополе, а в Александрии впервые надела европейское платье. Ей было 24 года, и это была первая женщина-японка, приехавшая учиться в Россию.

В марте 1881 года Рин прибыла в Петербург и поселилась в Новодевичьем монастыре. Можно себе представить, какое это было для неё испытание. Южанка, оказавшаяся в петербургском климате, не знавшая русского языка, не имевшая ни одного близкого человека, с весьма смутными представлениями о православии (в то время даже Библия не была еще переведена на японский язык), она должна была привыкать к суровому монастырскому распорядку.

Началось обучение иконописи на липовых досках темперой с добавлением яичного желтка. Это было для Рин в новинку, так как в Японии она рисовала на бумаге, но гораздо сложнее было постижение духовных основ иконописи.

В то время традиционная иконопись на досках, «греческая живопись» (как называла её Рин в дневнике) отстаивала себя в борьбе с распространившейся манерой письма маслом, пришедшей из западноевропейской живописи («итальянской живописью»). Наряду с явным подражанием католической живописи, почитанием рафаэлевских мадонн, начинается поиск и стремление к византийскому и древнерусскому письму. Это было частью более широкого исторического процесса, связанного с ростом национального самосознания в России после долгого засилья иностранщины. Рин Ямасита оказалась вовлеченной в эти противоречия. В монастыре требовали писать в «греческом стиле», но одновременно в мастерской был и приходящий учитель – ректор Академии художеств Федор Иванович Иордан, знаменитый гравер, ориентировавшийся на западное искусство, который, кстати, высоко ценил её способности. Рин стала бегать в Эрмитаж и делать копии с известных западноевропейских мастеров, в основном, итальянцев, эпохи Возрождения, мир которых её поразил. Позже в её творчестве часто сказывалось влияние Эрмитажа. Лики и образы, выходившие из-под её руки, часто приобретали телесность, традиционно не свойственную православной иконописи. Она также занималась рисунком и копировала гравюры под руководством Иордана. Некоторые копии гравюр и масляной живописи её кисти сохранились до сих пор. Тем временем её отношения в монастыре стали ухудшаться, часто возникали ссоры, плохо знавшая русский язык и находившаяся в ситуации «культурного шока» Рин стала чрезмерно обидчивой. Конфликты были и на почве творческой: Рин любила «итальянскую живопись», а в монастырской мастерской зачастую требовали заниматься только традиционной иконописью. Игуменья матушка Евстория даже запретила ей временно посещать Эрмитаж.

Весной 1883 года, пробыв в России 2 года, вместо условленных 5-ти, Рин уехала обратно в Японию.

В Токио Рин поселилась при Православной миссии, и с тех пор её жизнь была тесно связана с Николаем Японским, духовно окормлявшим свою ученицу. Она сразу начала трудиться в иконописной мастерской, где проработала 35 лет до 1918 года, уехав в свой родной городок после смерти владыки. Иконы работы Рин украшали и кафедральный собор Воскресения Христова в Токио, и православные храмы в других городах, особенно на севере страны. К сожалению, часть её произведений, и среди них лучшие, погибли во время токийского землетрясения 1923 года в кафедральном соборе и во время второй мировой войны.

Внизу, в фотогалерее, представлены работы Козуки Ватанабе: св. равноап. Николай, архиеп Японский. Диполмная работа 3 курса МДА, 2019 года, и дипломная работа 4 курса: Пресвятая Троица, 2020 года.

Прочитано 145 раз

е-mail:

Почтовый адрес и связь

99014, г. Севастополь, Площадь Свято-Никольская, стр.1.
Храм Святителя Николая Чудотворца в Камышовой бухте города Севастополя
Как нас найти?

Телефон для справок +7 (8692) 47-20-50

Сайт в социальных сетях